personal

Блог Юрия Гичева

Руководитель Научно-инновационного центра Siberian Wellness – о здоровом образе жизни
26
апреля

Метиониновый парадокс и долголетие

Метионин, с одной стороны, одна из самых главных незаменимых аминокислот, без которой невозможна сама жизнь. С другой стороны, при хроническом превышении норм потребления метионина нарастает активность метаболических процессов, приводящих в итоге к сокращению продолжительности жизни.

Да-да, именно так! Сегодня мы имеем очень большое число экспериментальных исследований, которые показывают, что диеты с ограничением количества метионина способствуют достоверному увеличению срока активной жизни у различных лабораторных животных. Причем первые исследования такого рода появились еще в начале 1990-х годов.

Биологически активная молекула

Как может абсолютно незаменимое и очень важное вещество – почти что витамин – вредить жизненным процессам? Дело в том, что роль метионина выходит далеко за пределы белкового обмена.

Очень существенная часть метионина в организме животных превращается в S-аденозилметионин (SAM), который играет важнейшую биологическую роль в качестве переносчика (донора) метильных групп. Впервые в истории эволюции SAM появляется еще у самых примитивных бактерий и далее сохраняет свое ключевое место в обмене метильных групп на протяжении всей истории живого вплоть до человека.

Чтобы показать важность SAM для любых жизненных процессов, достаточно вспомнить хотя бы такой факт: SAM является второй по частоте использования в биохимических реакциях молекулой после аденозинтрифосфата (АТФ) – главного источника энергии для живых организмов. А ферментов, которые использует SAM для переноса метильных групп, насчитывается более двухсот.

SAM и программа долголетия

Но нас сейчас интересует не все многообразие биохимических реакций, для которых нужен SAM, а только то, что более или менее достоверно относится к регуляции жизненного цикла наших клеток.

Так вот, очень и очень схематично влияние метионина и SAM на состояние наших клеток можно представить следующим образом. Если этих веществ в нашем организме очень много – это один из сигналов о нашей «продовольственной» безопасности, и это значит, что мы можем задействовать программу быстрого роста для того, чтобы успеть выполнить свои эволюционные функции в это благополучное время.

Для этого SAM, с одной стороны, непосредственно активирует универсальную систему активации клеточного роста и энергетического метаболизма, которая носит сложное название mTOR (мишень рапамицина) и о которой я писал в одном из своих постов.

С другой стороны, активный рост клеток и, соответственно, активная работа генетического аппарата приводит к закономерному сокращению ресурса и изнашиванию ДНК. И чтобы не допустить фатальных ошибок, организм с помощью того же SAM активизирует процессы метилирования ДНК, что обеспечивает ее относительную стабилизацию и удлинение срока службы (подробнее в посте).

Но, как вы понимаете, за активный рост и метаболизм нужно все равно платить, и в качестве валюты здесь служат годы жизни. Тем более что активная фаза жизни подразумевает для природы лишь одно – успешную передачу генов далее по наследству, это для нее и есть наша единственная функция в этой жизни. Так что – как в знаменитом фильме Захарова: зачем зря время терять?

Программа консервации молодости

Обратная ситуация наблюдается при дефиците метионина и, соответственно, SAM в организме. Это воспринимается как сигнал о резком ухудшении пищевой доступности, и наши клетки как бы замораживаются в ожидании улучшения жизненных условий, когда они смогут реализовать свой эволюционный потенциал.

Самым ярким подтверждением этой гипотезы являются данные о том, что на фоне длительного дефицита метионина резко тормозится активность упомянутой системы mTOR и, наоборот, активизируются процессы аутофагии.

А аутофагия – при всем том, что переводится этот термин не иначе как «самопоедание», – это самый древний и самый эффективный способ практически бесконечного поддержания не просто жизнеспособности клеток, но и их идеального качества с точки зрения продолжения рода.

Очень упрощая, можно сказать, что аутофагия подразумевает пристальный контроль за состоянием клеток и уничтожение их дефектных частей (или клетки целиком) на самой ранней стадии их появления. В итоге организм поддерживает идеальное качество всех своих клеток в ожидании лучших времен.

Долгая жизнь без метионина

Соответственно, скорее всего, хроническое ограничение метионина в диете увеличивает продолжительность жизни экспериментальных животных именно за счет 1) блокировки mTOR и активного энергетического метаболизма (включая связанные с этим окислительные процессы и генерацию свободных радикалов), а также за счет 2) резкой активизации процессов аутофагии.

Где искать метионин?

Если вы обеспокоились проблемой избытка метионина, то вам необязательно изучать бесчисленные таблицы химического состава пищи. Главный источник метионина – это мясо, особенно красное. Всего 150 граммов говяжьего стейка – это уже суточная норма метионина. А вот растительные продукты в массе своей относительно бедны этой аминокислотой.

И именно поэтому благоприятный эффект веганских диет, отражающийся на продолжительности жизни, многие эксперты связывают в том числе с очень низким содержанием метионина.

personal
Блог Юрия Гичева
Руководитель Научно-инновационного центра Siberian Wellness – о здоровом образе жизни

[}item{]