personal

Блог Юрия Гичева

Руководитель Научно-инновационного центра Siberian Wellness – о здоровом образе жизни
16
января

Почему вакцины перестали работать?

В начале 2021 года все были уверены, что массовая вакцинация избавит нас от COVID-19. Но уже осенью эта вера дала трещину, и все пошли за третьей дозой. Еще через полгода пришел омикрон, и в силе вакцин засомневались даже самые стойкие их сторонники.

А то, что творится сейчас в Китае, вообще хоронит вакцинную парадигму, так как китайское население является чемпионом по количеству уколов. Может, кто-то уже наконец скажет, что было не так с вакцинами?

Господа Дженнер и Пастер, может быть, вы?

А между тем – и большинство из нас это прекрасно помнит – еще 40 лет назад вакцины считались величайшим достижением медицины. Вакцины против оспы, туберкулеза, полиомиелита, кори, краснухи, дифтерии, коклюша спасли сотни миллионов людей, а от некоторых опасных болезней нас вообще полностью избавили.

Одна-единственная прививка новорожденному, и он мог до конца дней своих забыть о существовании опаснейших инфекций! И тут невольно закрадывается мысль, что вакцины против COVID-19 это все же не совсем вакцины. Или совсем не вакцины, как сказали бы (мне так кажется) основатели вакцинологии Дженнер и Пастер.

Подождите-подождите, а грипп?..

Впрочем, да, не ковидом единым… Давно известные нам вакцины против гриппа тоже нельзя отнести к классическим вакцинам. Их нужно ставить каждый год, эффективность их мало предсказуема, а некоторые группы населения на них вообще почти не реагируют.

В этом смысле вакцины против COVID-19 до боли напоминают противогриппозные вакцины, но зато… это и дает нам ответ, почему мы потерпели фиаско. Ведь про вакцины против гриппа мы сегодня знаем абсолютно все.

Т и Б сидели на трубе

Для начала я предлагаю вам вспомнить главный критерий эффективности противоковидных вакцин. Вспомнили? Количество антител! Чем больше у нас в крови этих заветных частиц, синтезируемых особыми иммунными клетками – В-лимфоцитами, тем надежнее наша защита.

А что делают антитела в случае гриппа, коронавирусной или любой другой респираторной инфекции? Антитела распознают определенные сигнальные белки на поверхности вирусов и, соединяясь с ними, химически уничтожают вирус.

То есть главная задача антител – успеть распознать и уничтожить вирус, пока тот еще не проник из слизи, покрывающей дыхательные пути, в клетки дыхательной системы. Но если вирус гриппа или COVID-19 все же уклонился от атаки антител и сумел проникнуть внутрь клеток, он может считать себя в безопасности и начинает стремительно размножаться.

Чтобы не допустить этого, наша иммунная система включает вторую линию защиты. Это Т-лимфоциты, которые умеют распознавать клетки, зараженные вирусом, и уничтожать их вместе с возбудителями инфекции.

В итоге мы получаем идеальную систему защиты от респираторных вирусов с двойной прочностью, что крайне важно с учетом очень высокой уязвимости ткани легких и катастрофичности воспалительного процесса в них.

А теперь вопрос: вы когда-нибудь слышали про Т-иммунитет применительно к вакцинам против гриппа или COVID-19? То-то и оно…

Возвращаемся к нашим вакцинам

А вот все упомянутые мною классические вакцины эффективно стимулируют и Т-, и В-иммунитет. Вызывают появление и защитных антител, и специализированных Т-лимфоцитов, умеющих распознавать зараженные клетки. По сути, они полностью повторяют эффект настоящей болезни (и именно поэтому многие из них вызывают довольно острые болезненные реакции). А ведь только настоящая болезнь и может вызвать формирование полноценного и долгосрочного иммунитета.

И кстати, тут еще бабка надвое сказала, какой поствакцинный иммунитет важнее: Т или В. Например, у детей с редким заболеванием иммунной системы, проявляющимся в неспособности синтезировать антитела, корь вызывает пожизненный стойкий иммунитет за счет Т-лимфоцитов при отсутствии защитных антител, а вот у больных ВИЧ, у которых, наоборот, отсутствуют Т-лимфоциты, корь заканчивается летальным исходом, несмотря на формирование антител.

Половинчатые меры

То, что вакцины против гриппа и COVID-19 стимулируют только В-иммунитет и никак не влияют на вторую линию защиты, несет в себе две проблемы.

Во-первых, антитела вырабатываются к поверхностным белкам вирусов, и это понятно, так как антитела осуществляют распознавание вируса именно с поверхности. И все бы ничего, но именно эти поверхностные белки вирусов гриппа и COVID-19 склонны к постоянным мутациям. Поэтому антитела со временем перестают узнавать старых знакомых и уже не реагируют на них, в результате чего мы опять заболеваем.

Во-вторых, при отсутствии Т-лимфоцитов, обученных распознавать и уничтожать вирус, мы остаемся беззащитными перед теми вирусами, которые ухитрились проникнуть внутрь клеток. Сколько бы у нас антител ни было, они нам в этом случае никак не помогут.

Эффект выздоровевшего

Кстати, вы никогда не задавались вопросом, почему многие люди не болеют гриппом, какой бы штамм ни грянул, когда все вокруг лежат в лежку? Да и людей, не заметивших ни дельту, ни омикрон, ни кракен, тоже немало.

Несколько упрощая, можно сказать, что это и есть эффект очень сильного Т-иммунитета. И вопрос здесь не только в том, что клеточный Т-иммунитет гораздо более эффективен по сравнению с более примитивным химическим В-иммунитетом.

В случае гриппа или COVID-19 особенно важен тот факт, что Т-лимфоциты вырабатывают иммунитет не к второстепенным поверхностным белкам, которые могут мутировать, а к внутренним белкам вируса, которые отвечают за его жизнедеятельность и поэтому практически не меняются.

И если в этом, следующем, каком угодно году произошла очередная мутация вируса, полностью обескуражившая антитела, Т-лимфоциты с очень высокой долей вероятности обезвредят и этот, и тот, и следующий штамм.

Тест на свиной грипп

Если вы еще не забыли, в 2009–2010 годах у нас была пандемия свиного гриппа. Этот штамм претерпел такие мутации, что большинство людей, включая вакцинированных, оказались перед ним беззащитными, что и вызвало такой грандиозный масштаб пандемии.

Так вот, среди многочисленных исследований, посвященных итогам и выводам этой пандемии, обращает на себя внимание работа A. C. Hayward с коллегами (Am J Respir Crit Care Med, 2015;191:1422-31), в которой было показано, что наличие исходного противогриппозного Т-иммунитета (причем совсем к другим штаммам) сокращало вероятность заболеть свиным гриппом в три раза!

Так почему не сделать полноценную вакцину?

Помимо многочисленных технических проблем, здесь существует одна очень трудная врачебная дилемма. Для того чтобы в клетках дыхательных путей созрели защитные Т-лимфоциты, недостаточно ввести вакцину просто в кровь. Так можно стимулировать только В-лимфоциты и образование антител.

А для того чтобы молодые Т-лимфоциты превратились в обученных воевать против гриппа или коронавирусов бойцов, они должны попасть в настоящие боевые условия. Другими словами, это происходит только в результате настоящего инфекционно-воспалительного процесса в дыхательной системе. И именно поэтому самый эффективный Т-иммунитет формируется после настоящего и при этом сильного гриппа или COVID-19.

Конечно, формально нам ничего не мешает сделать прививку, которая будет моделировать такое воспаление (как, кстати, это делают все классические вакцины), но тут мы вспоминаем, что имеем дело с крайне хрупкой и уязвимой легочной тканью.

И если речь идет о массовой вакцинации, причем преимущественно пожилых и детей, риск катастрофических осложнений возрастает в сотни раз. А если говорить исключительно о COVID-19, то тут еще нужно будет вспомнить тот факт, что у пожилых людей эффективность Т-иммунитета резко снижается.

И именно это и является главной причиной тяжелейших поражений легких при COVID-19, когда Т-лимфоциты уже слишком слабы, а легкие в надежде их призвать выбрасывают тонны цитокинов, вызывающих катастрофическое, но бесполезное воспаление…

Помоги себе сам

Вот и получается, что пока самая сильная защита против респираторных инфекций – это Т-иммунитет. Проблема в том, что его формирование и поддержание зависит пока только от нас… Или опять пойдем кольнемся очередной вакциной против кракена?

personal
Блог Юрия Гичева
Руководитель Научно-инновационного центра Siberian Wellness – о здоровом образе жизни

[}item{]