personal

Блог Юрия Гичева

Руководитель Научно-инновационного центра Siberian Wellness – о здоровом образе жизни
11
января

Алкоголь, печень и микрофлора

Связь между печенью и кишечной микрофлорой на примере алкогольного поражения печени была установлена почти 60 лет назад, когда кишечные бактерии были еще на полулегальном положении.

Именно тогда для лечения такого тяжелого осложнения цирроза печени, как печеночная энцефалопатия (токсическое поражение головного мозга), был предложен, казалось бы, абсолютно простой и на первый взгляд не соответствующий всей фатальности ситуации препарат – лактулоза.

Молоко за вредность

Напомню, что лактулоза – это простейший дисахарид, состоящий из молекул фруктозы и галактозы. Да-да, вот такое вот сладкое молоко для лечения реанимационной проблемы!

Для того чтобы понять, как лактулоза может помочь печени и другим органам, включая мозг, справиться с токсической нагрузкой, нужно вспомнить, что в данном случае является одним из главных токсинов. Это аммиак.

А вместо крови едкий нашатырь

Помните из уроков школьной химии, что такое аммиак? То самое едкое вещество, которое в виде раствора называется нашатырным спиртом. А теперь представьте себе ситуацию, когда нашатырь накапливается в крови. Как-то не по себе, верно? То-то и оно…

Но вообще-то аммиак – обычный продукт метаболизма аминокислот в печени, и поэтому клетки печени умеют его быстро обезвреживать. Однако если печень тотально поражена, ее способность обезвреживать аммиак резко падает.

В этой ситуации все, что могут сделать врачи, – это максимально перекрыть любые источники аммиака. А как известно, одним из важных мест образования аммиака является кишечник – точнее, определенные виды кишечной микрофлоры, синтезирующие этот самый аммиак.

Договориться с кишечником

Так вот, оказалось, что лактулоза способна за очень короткое время почти полностью перекрыть поступление аммиака из кишечника в кровь и далее в больную печень.

Во-первых, она является неплохим слабительным и ускоряет вывод аммиака вместе со стулом.

Во-вторых, лактулоза – прекрасная пища для полезной кишечной микрофлоры. А та, в свою очередь, быстро размножаясь на такой благотворной питательной среде, начинает подавлять и вытеснять многие вторичные бактерии, включая те, что синтезируют аммиак.

В-третьих, в результате активного метаболизма лактулозы полезные бактерии синтезируют большое количество органических кислот, а аммиак в кислой среде плохо растворяется, поэтому его всасывание в кровь тормозится.

И вот уже 60 лет в сущности примитивный пребиотик остается препаратом выбора во многих реанимациях и продолжает спасать жизни людей.

А откуда вообще взялся этот цирроз?

Однако давайте от последствий попробуем перейти к причинам. Спросите первого встречного: что является главной причиной цирроза печени? В большинстве случаев ответ будет один – алкоголь.

Но оказывается, это далеко не так. Этиловый спирт в высокой дозе действительно вызывает перенапряжение ферментных систем печени, однако одного этого недостаточно, чтобы вызвать хроническое воспаление, необратимо разрушающее печень.

И тут мы с вами опять должны отправиться в кишечник, вновь встретиться с кишечной микрофлорой и разобрать еще одну важнейшую связь между печенью и кишечником.

Кишечный щит

Есть в нашем организме одно очень уязвимое место, прямо-таки пороховая бочка. Имя ей – воротная вена. Это не что иное, как система кровеносных сосудов, через которую все, что всасывается у нас в кишечнике, идет прямиком в печень. А всасываться в кишечнике может не только полезное.

Поэтому природа сотворила просто гениальное устройство стенок нашего кишечника. С одной стороны они легко проницаемы для питательных веществ, а с другой – намертво блокируют проникновение в кровь токсинов, аллергенов, вирусов, бактерий и проч.

И одну из самых важных ролей в поддержании надежного кишечного барьера играет здоровая микрофлора. Делает это она несколькими способами.

Во-первых, из пищевой клетчатки, которой мы ее снабжаем (если снабжаем), она синтезирует жирные кислоты, которые являются главным энергетическим субстратом клеток кишечника. А это напрямую влияет на их здоровье и барьерную функцию.

Во-вторых, здоровая микрофлора стимулирует адекватный синтез слизи стенками кишечника, которая является одним из важнейших элементов кишечного барьера.

В-третьих, здоровая микрофлора непосредственным образом подавляет развитие вредных бактерий, способных вызывать воспаление и нарушать кишечный барьер, а кроме того, правильным образом тренирует местную иммунную систему, не допуская ее скатывания в неконтролируемые воспалительные реакции.

Пробой диэлектрика

А теперь опять про алкоголь и печень. Запойное употребление крепкого алкоголя вредит не только мозгу, сосудам и печени. Это еще и подрывает здоровую кишечную микрофлору, так как спирт токсичен для бактерий, о чем знает любой, кто посещал медицинские учреждения.

Добавьте к этому еще и то, что у людей, злоупотребляющих крепким алкоголем, с питанием полный швах. То есть наши кишечные бактерии не только подвергаются токсическому воздействию, но еще и пищи нормальной не получают.

В результате наша микрофлора теряет свои защитные функции, наш кишечный барьер превращается в сито, и в воротную вену печени устремляется поток самых разных токсинов. Но спирт и продукты его распада здесь далеко не главные. Враг № 1 – это бактериальный липополисахарид (ЛПС).

Бей своих, чтобы чужие боялись

ЛПС – главный структурный компонент клеточных стенок большинства бактерий. И для нашей иммунной системы это главный сигнал попадания в организм инфекции. Если ЛПС попадает в печень, в ней тут же активизируются специальные иммунные клетки (клетки Купфера), которые запускают иммунное воспаление. И вот именно это хроническое воспаление и приводит в итоге к тяжелому и необратимому поражению печени по типу цирроза.

Теперь вы понимаете, какой филигранный баланс вот уже миллионы лет выдерживает природа в нашем кишечнике. Она извлекает максимум полезного (и часто абсолютно незаменимого) из нормальной микрофлоры и не допускает фатального взрыва, вызванного ЛПС и другими бактериальными эндотоксинами.

Помните, сколько бактерий в нашем кишечнике? Правильно – 2-3 кг. Сколько ЛПС образуется из этого количества каждый день? Лучше не представлять.

Безалкогольный цирроз

До сих пор не верите, что не сам по себе спирт вызывает цирроз, а связанное с этим глубокое нарушение кишечной микрофлоры и кишечного барьера? Тогда откуда берется цирроз при так называемом неалкогольном стеатозе печени?

Это хроническое поражение печени встречается не реже алкогольного и тоже часто сопровождается циррозом. В его основе лежит патологическое накопление жира в печени, в большинстве случаев связанное с неправильным питанием и общим ожирением.

И как вы, наверное, догадываетесь, неправильное питание в данном случае – это избыток животных жиров и быстрых углеводов на фоне относительного дефицита белка и витаминов. Это закономерно нарушает обмен жиров в печени, и они начинают в ней накапливаться.

Но ведь жир, даже в избыточном количестве, не может вызывать цирроз! Формально – да, но легче от этого не становится, так как цирроз мы и тут наблюдаем воочию.

И опять ЛПС!

И опять виной всему глубокое нарушение микрофлоры кишечника, что является неизбежным и на все лады изученным последствием такой «диеты». А далее по умолчанию – нарушение кишечного барьера, атака печени бактериальными ЛПС, активизация иммунного воспаления и, наконец, цирроз.

В общем, куда ни кинь, в нашем организме всюду торчат уши кишечной микрофлоры. А что вы хотели? Как никак, это наш самый большой орган. Больше даже, чем печень…

[}item{]

Авторизация