personal

Блог Юрия Гичева

Руководитель Научно-инновационного центра Siberian Wellness – о здоровом образе жизни
4
мая

Месть ГМО и проклятие Monsanto

Жаркая общественная дискуссия о допустимости широкого использования генетически модифицированных продуктов (ГМО) идет уже почти 30 лет. Но по какой-то загадочной причине общество в целом так и остается в неведении относительно пользы или, наоборот, какого-то конкретного вреда этой технологии. Такое ощущение, что где-то в высших коммерческих кругах (а значит, и правительственных) до сих пор идет какая-то конкурентная возня (но об этом ниже).

ДВ какой-то мере это напоминает бесплодные, но очень жаркие споры относительно использования пальмового масла в пищевой промышленности. Прочтите еще раз мой короткий пост на эту тему и, главное, комментарии к нему, чтобы понять ту степень абсурда, до которой мы можем дойти в отсутствие точных фактов и экспертной дискуссии.

Если вы страшно боитесь ГМО, успокойтесь!

Первое и самое страшное последствие всей этой туманности и недосказанности в отношении ГМО-технологий заключается в том, что многие люди считают, что сегодня ГМО проникли уже всюду и угрожают им буквально из каждого огурца или бутерброда.

На самом же деле в 90% случаев ГМО-технологии затрагивают сельскохозяйственные культуры, к которым мы не имеем практически никакого прямого гастрономического отношения.

Во-первых, это растения, которые нами в пищу вообще не используются, – например, хлопок. Во-вторых, это кормовые культуры – люцерна и кормовая кукуруза. В-третьих, это растения, которые сами по себе не употребляются в пищу, но являются источником каких-то питательных веществ, которые из них выделяют в абсолютно чистом виде, – например, сахарная свекла или рапс.

Есть, конечно, генетически модифицированные культуры, которые используются и непосредственно в пищу, но у большинства из нас они бывают на столе не чаще нескольких раз в год: папайя, промышленная сладкая кукуруза, промышленные сорта тыквы или баклажанов. Рис, правда, тоже.

Постойте, но соя!

Наверное, самый сложный вопрос – соя. Эта культура – один из пионеров ГМО, и сегодня практически вся соя выращивается с помощью этой технологии. Однако здесь нужно понимать один очень важный момент: большая часть сои в мире выращивается ради масла (как в случае с упомянутым выше рапсом) и белковых изолятов.

Все же остальное, что остается от сои после производства масла и белка, идет на корм скоту и лишь совсем в небольшом количестве пристраивается в виде тофу или соевых бургеров в узком секторе любителей здоровой и альтернативной пищи. И то, если это сертифицированные здоровые продукты, ГМО-соя там использоваться не может по определению.

А вот тот факт, что у нас в стране соевые субпродукты используются в качестве дешевой основы очень многих продуктов питания (часто даже без ведома потребителей), это вовсе не вопрос ГМО, а вопрос отсутствия четких и прозрачных норм в нашем пищепроме.

А зачем вообще понадобились ГМО-технологии?

Главной целью разработки ГМО-сортов было и остается повышение урожайности (ну и прибыльности, само собой). Во-первых, это достигается за счет повышения устойчивости культур к действию гербицидов, то есть тех химических веществ, с помощью которых фермеры борются с сорняками. Этот тип ГМО-технологий используется преимущественно при выращивании сои, кормовой кукурузы, хлопка, рапса и сахарной свеклы.

С помощью встраивания в генетический аппарат семян данных растений чужеродного бактериального гена роста (вместо собственного растительного) достигается абсолютная устойчивость к основным гербицидам, которые блокируют растительный ген роста у сорняков, но не способны повлиять на встроенный бактериальный ген у сельскохозяйственных культур.

Во-вторых, ГМО-технологии позволяют повысить устойчивость растений к вредителям и вирусам. В частности, это достигается за счет встраивания в генетический аппарат семян растений определенных бактериальных генов, которые синтезируют инсектицидные белки. Этот тип ГМО-технологий используется при выращивании сои, кормовой кукурузы, хлопка, а также риса и баклажанов.

В-третьих, ГМО-технологии могут повысить питательные свойства конечного продукта. Например, генетические манипуляции с соей позволяют увеличить долю стеаридоновой кислоты в соевом масле, а это его самая ценная омега-3 жирная кислота (та самая, из-за которой мы так ценим масло черной смородины). Соответственно, такое соевое масло можно продавать опять-таки с гораздо большей прибыльностью.

В чем может скрываться вред ГМО?

Согласитесь, все вышеперечисленное не дает никаких поводов для тревоги. Так какую же скрытую угрозу видят в ГМО его противники? По большому счету единственным научно обоснованным аргументом против широкого и нерегламентируемого использования ГМО-технологий является тот факт, что внедрение чужеродных белков в структуру употребляемых в пищу растений может провоцировать развитие пищевой аллергии.

Самым хрестоматийным примером являются ранние опыты с ГМО, когда в генетический аппарат сельскохозяйственных культур с целью повышения устойчивости и урожайности вводили гены ореховых растений, в результате чего конечный продукт мог вызывать аллергию у людей, чувствительных к белкам орехов.Однако, во-первых, сегодня известные аллергены уже давно не используются в ГМО-технологиях. Во-вторых, инсектицидные белки (см. выше), хотя и обладают доказанной в экспериментах иммуногенностью, не вызывают сколько-нибудь различимого повышения частоты пищевой аллергии среди населения. Да и этот гипотетический процент случаев пищевой аллергии нужно пропускать через призму того, что эта ГМО-технология позволяет в разы сократить использование вредных инсектицидов и, соответственно, их содержание в пище.

Кроме того, коль уж речь зашла о пищевой аллергии, то в 99% случаев она вызывается совершенно обычной, привычной и никак не модифицированной пищей: орехами, желтыми овощами и фруктами, бобовыми и др. И если ГМО-продукты можно запретить, то вот с этими аллергенами ничего не поделаешь.

Что же касается, самой «страшной» угрозы, заключающейся в том, что чужеродные белки и фрагменты чужеродной РНК являются якобы канцерогенами, то этому, во-первых, до сих пор нет ровным счетом никаких подтверждений.

А во-вторых, абсолютно доказанные канцерогены, такие как 1) гетероциклические амины в копченой или глубоко обжаренной пище, 2) продукты распада жиров при высоких температурах, что мы наблюдаем при приготовлении картошки фри, чипсов и попкорна, или 3) миоглобин красного мяса почему-то не вызывают никаких общественных дискуссий и никак не отпугивают любителей подобной пищи.

Искусственные ГМО против натуральных

Еще один важный момент для понимания сути ГМО заключается в том, что, по сути, вся разница между ГМО и естественной селекцией состоит лишь в том, что в первом случае в генетическом аппарате происходят изменения за счет встраивания нехарактерных генов, а во втором – за счет активизации каких-то полезных, но собственных генов.

Однако вовсе не факт, что естественная селекция всегда однозначно полезна по сравнению с ГМО. Возьмите, к примеру, селекцию пшеницы, которая, с одной стороны, привела к большой урожайности и повышенной питательности, но с другой – нагрузила злаки глютеном. Чем не ГМО?

Под шумок дискуссий

Так или иначе, но уже 10 лет назад ГМО-культуры занимали более 12% всех сельскохозяйственных угодий в мире. Очевидно, что сегодня мы приближаемся к четверти. Более того, если убрать из статистики бедные страны, которые не могут платить за дорогие ГМО-технологии, и оставить только развитые, мы должны будем признать, что уже давно живем в мире ГМО. Хотим мы того или нет.

Кстати, про деньги. ГМО-технологии – это не просто дорогое удовольствие, это еще и пример тотальной монополизации рынка. Компания Monsanto в этом секторе – все равно что Google, Microsoft, Apple или Amazon в своих. Тем более что генетически модифицированный семенной материал дает хороший урожай, но… не дает второго поколения семян. Своего рода платная подписка.

И весь этот непрекращающийся шум вокруг ГМО не в последнюю очередь связан именно с этим, а вовсе не с заботой о здоровье людей.

personal
Блог Юрия Гичева
Руководитель Научно-инновационного центра Siberian Wellness – о здоровом образе жизни

[}item{]